Версия для слабовидящих

Жене умершего на рабочем месте от хронической болезни сердца пожарного выплатили 1 млн. рублей

09.06.2017
Б.И.Х., согласно трудовому договору от 04.05.2012 года № 19/12-1 был принят на работу в МКУ «Добровольная пожарная охрана сельского поселения Ермаково муниципального района Камышлинский Самарской области» по профессии пожарный-боец.

02 марта 2016 года согласно графика сменности Б.И.Х. вместе с водителем в 08 часов 00 минут заступили на дежурство. В 17 часов 50 минут поступило сообщение о возгорании нежилой постройки и они незамедлительно выехали по вызову. Прибыв на место, Б.И.Х. и водитель размотали и занесли по лестнице на второй этаж пожарный шланг. Водитель спустился к машине, чтобы управлять насосами подачи воды. Б.И.Х., находясь в комнате на втором этаже с шлангом в руках, дал команду подать воду, однако воды не было. Тогда водитель пошел выяснять причину отсутствия воды. Выйдя на лестницу, он увидел, что пожарный рукав перегнулся. Устранив неисправность, водитель вернулся в комнату и застал Б.И.Х. сидящим на корточках у стены со шлангом в руках, изо рта у него шла пена. Тогда водитель крикнул, чтобы вызвали «скорую», а сам взял шланг, и за несколько минут потушил возгорание. Прибывшая на место происшествия медсестра констатировала смерть Б. И.Х.Согласно Акту судебно- медицинского исследования, выданного ГБУЗ «Самарское отделение бюро Судебно-медицинской экспертизы. Клявлинское судебно- медицинское отделение», смерть Б.И.Х. наступила от хронической ишемической болезни сердца, осложнившейся острой коронарной недостаточностью. При химическом исследовании крови от трупа Б.И.Х. этанол не обнаружен.

Для расследования несчастного случая со смертельным исходом была создана комиссия под председательством государственного инспектора труда в Самарской области. Комиссия установила обстоятельства несчастного случая и определила, что несчастный случай произошел в рабочее время, нахождение Б.И.Х. на месте происшествия обусловлено его трудовыми отношениями с МКУ «Добровольная пожарная охрана сельского поселения Ермаково муниципального района Камышлинский Самарской области», и в соответствии с частью 16 статьи 229.2 Трудового кодекса РФ, пунктами 2, 3 и 23 «Положения об особенностях расследования несчастных случаев на производстве в отдельных отраслях и организациях» ( утв. Постановлением Минтруда России от 24.10.200 2г. №73), квалифицировала как несчастный случай на производстве, подлежащий оформлению актом формы Н-1, а также учету и регистрации в МКУ « Добровольная пожарная охрана сельского поселения Ермаково муниципального района Камышлинский Самарской области».

17 июня 2016 года жена погибшего обратилась с заявлением к Филиалу № 18 Государственного учреждения - Самарского регионального отделения Фонда социального страхования Российской Федерации о признании несчастного случая на производстве со смертельным исходом страховым и назначении единовременной и ежемесячной страховой суммы. Однако страховщиком была проведена своя экспертиза от 17.06.2016 года, согласно которой несчастный случай, произошедший с Б.И.Х. подлежит квалификации как не страховой в связи с тем, что не представляется возможным установить причинно-следственную связь наступившей смерти с несчастным случаем на производстве и в выплате, предусмотренных законом страховых выплат было отказано.

Жена погибшего обратилась в суд с иском к Филиалу № 18 Государственного учреждения - Самарского регионального отделения Фонда социального страхования Российской Федерации о признании несчастного случая на производстве страховым и возложении обязанности о выплате страховых сумм.

Филиал № 18 Государственного учреждения - Самарского регионального отделения Фонда социального страхования Российской Федерации обратился в суд с иском к МКУ «Добровольная пожарная охрана сельского поселения Ермаково муниципального района Камышлинский Самарской области», о признании незаконным оформление акта по форме Н-1 и отмене квалификации несчастного случая со смертельным исходом произошедшем в МКУ «Добровольная пожарная охрана сельского поселения Ермаково муниципального района Камышлинский Самарской области» как несчастного случая связанного с производством.

Вышеуказанные иски на основании определения Клявлинского районного суда Самарской области от 23.01.2017 года были объединены в одно гражданское производство.

Судом было установлено, что несчастный случай произошел в рабочее время, учитывая то обстоятельство, что Б.И.Х. находился на месте происшествия в качестве работника МКУ «Добровольная пожарная охрана сельского поселения Ермаково муниципального района Камышлинский Самарской области», а также учитывая, что причиной, вызвавшей несчастный случай, явился допуск указанного работника к работе без прохождения обязательных предварительных (при приеме на работу) и периодических медицинских осмотров, что является нарушением статьи 212 ТК Российской Федерации, поскольку работы, выполняемые пожарной охраной, включены в Перечень работ, при выполнении которых проводятся обязательные предварительные и периодические медицинские осмотры (обследования) работников, утвержденный приказом Минздравсоцразвития России от 12.04.2011 № 302н, вышеуказанный несчастный случай квалифицирован комиссией как несчастный случай на производстве в соответствии со статьей 229.2 ТК Российской Федерации, а также пунктами 2, 3, 23 Положения об особенностях расследования несчастных случаев на производстве в отдельных отраслях и организациях, утвержденного постановлением Минтруда России от 24.10.2002 №73.

Доводы ответчика (страховщика) о том, что Б.И.Х. не подвергался на рабочем месте сверхнормативным физическим и нервно-психическим перегрузкам признан не состоятельным, ввиду того, что требования, установленные статьей 212 ТК РФ работодателем не выполнены, а именно контроль за состоянием условий труда на рабочем месте работника не осуществлялся, специальная оценка условий труда (аттестация рабочих мест по условиям труда) в отношении рабочего места работника не проводилась, следовательно, оценить указанные условия труда в качестве безопасных (допустимых) не представляется возможным.

Однако, на рабочих местах работников, непосредственно осуществляющих тушение пожаров, характерны наличия следующих вредных и (или) опасных факторов производственной среды и трудового процесса: повышенная загазованность воздуха в рабочей зоне; повышенная или пониженная температура, повышенная относительная влажность, повышенная степень ионизации воздуха, повышенные уровни шума и вибрации, недостаточная освещенность, повышенные физические и нервноэмоциональные нагрузки. Проведенная после этого случая аттестация рабочих мест подтвердила 4 класс опасности.

Кроме того, по делу была проведена медико-социальная судебная экспертиза, согласно заключения экспертов от 22.02.2017 года установлено, что смерть Б.И.Х. наступила от ишемической болезни сердца, осложнившейся острой коронарной недостаточностью, в связи с несоответствием между потребностями клеток миокарда в кислороде и питательных веществах и доставкой их по венечным артериям, повлекшая за собой отек головного мозга и легких. Имевшиеся атеросклеротические стенозы венечных артерий до 2.3 могли усугубиться физическими перегрузками и перенапряжением, нервно- психической нагрузкой при устранении возгорания. Исходя из этого следует, что смерть Б.И.Х. связана с несчастным случаем на производстве.

На основании изложенного, решением суда от 27.03.2017 случай на производстве со смертельным исходом, произошедший при тушении пожара 02.03.2016 года с Б.И.Х. признан связанный с производством, вследствие чего являющийся страховым и следует обязать Филиал № 18 Государственного учреждения - Самарского регионального отделения Фонда социального страхования Российской Федерации произвести соответствующие страховые выплаты Б.Н.Н., предусмотренные Федеральным законом от 24.07.1998 г. N 125-ФЗ " Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний ". В мае 2017 года жене погибшего была назначена и выплачена единовременная выплата в размере 1 млн руб.